Tags: Франция

И французское....

Кажется, Саркози с треском всрал выборы. Но и радоваться за Олланда как-то не тянет. Знаем мы этих французских социалистов, Миттерана ещё помним.

Истинно говорю вам, французские социалисты: покайтесь за Буркина-Фасо!

Ещё про мадам Ле Пен

Она, конечно, является очень колоритной представительницей европейских "новых правых". 

Когда у нас пишут, что во Франции фашисты набрали 18% голосов и вообще "рвуццо к власти" - мне смешно. Это у них Национальный Фронт ультраправые. У нас их место было бы с КПРФ и выхухолями. Различия невелики, причем скорее в пользу НФ. 

Главная идея НФ сводится к нехитрому (и не сказать чтобы вовсе беспочвенному) утверждению "Сраная фрашка катится в сраное говно". 

Мигранты при этом считаются не виновниками, а скорее жертвами такой ситуации. Или, ещё точнее - не болезнью, а симптомами. Они виноваты лишь тем, что хочется им кушать (и Ле Пен даже не против в отдаленной перспективе их накормить, но только на исторической родине). Истинными же виновниками открыто называются крупнейшие капиталисты. Причем Ле Пен не пытается делить крупнейший капитал на плохой еврейский или американский и хороший французский. Патриотических олигархов для неё не существует. Причины миграции также раскрываются без лишней демонизации: "Иммиграция используется крупным бизнесом для давления на зарплату и социальные права французских рабочих. Любимое детище Еврокомиссии и САС40 (40 крупнейших французских компаний), иммиграция не гуманистический проект, но оружие на службе у крупного капитала." 

Разумеется, уничтожить крупный капитал мадам не помышляет. Ей кажется, что ситуацию можно выправить, административно приказав капиталистам при прочих равных брать на работу французов. Это дополняется благодушной идеей инвестировать в африканскую экономику, дабы африканцы получили рабочие места у себя дома и не имели нужды ехать в Европу. Пока же Ле Пен хочет сократить легальную иммиграцию с 200 000 до 10 000 человек в год, а нелегальную до нуля. 

Ещё один повторяющийся лозунг - реиндустриализация, то есть восстановление французской промышленности по стратегическому плану. Здесь, как и во многих других местах, Ле Пен употребляет слово quinquennat (пятилетие), что означает пятилетний президентский срок, но порой так и просит добавления "в четыре года". Действительно, идеи абсолютного экономического либерализма, децентрализации и неограниченной конкуренции вызывают у Ле Пен ярость почище, чем у Брейвика "культурные марксисты". Иначе как "англо-саксонскими" она их не называет, а в её устах это однозначно ругательство. Ле Пен явный и ярый сторонник дирижизма и централизации. Государство ей видится строгой нянькой, которая должна указывать шкодливому частному сектору путь истинный, а при неподчинении и всыпать хорошенько. Если капитал логичным образом стекается в Париж, оставляя провинциальные департаменты в запустении, Ле Пен хочется не умиляться на естественность такого процесса, а мощной дланью государства раскидать капитал по стране ровным слоем. Государственное регулирование и даже фиксирование цен на газ, электроэнергию, сельхозпродукцию и пр. декларируются открыто, а сферы вроде почты и железных дорог и вовсе должны быть, по мнению Ле Пен, в прямом владении государства. Разве что фермерство и мелкий бизнес вызывают у НФ традиционно теплые ещё с папочкиных времен чувства. 

 Вообще, одна из глав программы так и называется: "Сильное государство". В представлении НФ оно является главным залогом народного счастья. Любые попытки ограничить власть этого Etat fort и отобрать часть его полномочий - будь то со стороны крупного капитала, европейских структур, диаспор или исламских "авторитетов" - вызывают вспышки праведного гнева и жажду репрессий. "Во Франции одна власть и один закон, и превыше их нет ничего". Коммунитаризм, как не раз указывает Ле Пен, должен быть запрещен на уровне конституции. Отсюда же вытекает и требование выйти из всех международных соглашений и международных структур, ограничивающих суверенитет французского государства (то есть, в первую очередь, из европейских соглашений и структур). Евросоюз вообще видится главной угрозой и врагом.

Внешнеполитические прожекты никаких ужасов в себе не несут, если только не рассматривать их макроэкономические последствия. Выход из военной структуры НАТО и  "нарушающих суверенитет европейских структур", создание взамен "Европейского Союза наций", включающего Россию и Швейцарию, но не Турцию, установление союза и военно-энергетического сотрудничества с Россией, приглашение Германии в ось Париж-Берлин-Москва, поддержка создания Палестинского государства при условии абсолютных гарантий существования и безопасности Израиля, полный бойкот стран, одобряющих и поддерживающих какую-либо террористическую практику, изменение "взаиморазвращающих" отношений с африканскими странами, прекращение неоколониальных военных авантюр и содействие развитию африканской экономики. "Американский империализм" и "наступление эры многополярного мира" упоминаются со стариковской интенсивностью.

Все прочее по российским меркам выглядит банально и порой весьма умеренно. Планы введения смертной казни или "истинно пожизненного" заключения, уголовная ответственность с 13 лет, создание 40 000 новых посадочных мест в тюрьмах, введение ответственности за незаконное приобретение наркотиков, борьба с рецидивистами, укрепление армии, строительство второго авианосца и нескольких дополнительных кораблей и атомных подлодок, развитие космической программы (совместно с Россией), защита французского языка, поощрение рождаемости и блаблабла.

 Во многих вопросах Ле Пен выглядит явно прогрессивнее наших коммунистов. Так, например, она считает, что брак есть союз мужчины и женщины, а однополые браки недопустимы. Однако при этом она сразу уточняет, что PACS ("гражданские союзы", узаконенная форма партнерства для однополых или неженатых разнополых пар) "вне всяких сомнений" должны быть сохранены. Ле Пен является одной из самых ярых защитниц светского характера государства и настаивает, что закон 1905 года о разделении церкви и государства должен исполняться во всей полноте буквы и духа. Она настаивает на недопустимости цензуры в СМИ и интернете и возмущается тем, что строительные и военно-промышленные монополии, тесно связанные с государством, незаконно владеют крупными СМИ. Она выступает за расширение самоуправления культурных и образовательных учреждений. И даже немного за права животных.

Резюмируя, можно сказать следующее. Да, крайне-правые в Европе поднимают голову. Но то, что у них крайне-правые, на нашем системном политическом поле называется "коммунистами". Так что не надо говорить "во Франции фашисты набрали 18%", надо говорить "во Франции 18% набрала КПРФ".

Чего их, бусурманов, жалеть?

До Эстонии, гляжу, новости доходят не только с сильным запозданием, но и с большим преувеличением. Во всяком случае, до русских фашиков в Эстонии.

Как известно,  французские якобинцы тоже провозглашали свободу, равенство, братство, а дали своему народу гильотину, которая снесла четыре миллиона голов. 
(http://ssznp.livejournal.com/123524.html)

Я ошибаюсь, или это рекордное обвинение в адрес якобинцев? Лично мне такие астрономические числа раньше не встречались.

Однажды...

Однажды бывший премьер-министр Франции по фамилии Береговуа (на самом деле это был экс-украинец Береговой, но по французски "oi" читается как "уа") прогуливался по берегу Сены. Внезапно ему пришло в голову застрелиться. Разумеется, то, что его имя всплыло в расследовании по делу о коррупции и выводило на президента Миттерана - чистая случайность. Хлипкий экс-премьер легко отобрал пистолет у своего телохранителя (отличного саватера и бывшего спецназовца), после чего застрелился двумя выстрелами в голову. Прибывшая полиция (сплошь аджюданы Крюшо) не нашла в этом типичном самоубийстве ничего подозрительного и прикрыла расследование.

Миттеран стал иконой французских левых. От многих жертв его правления остались лишь номера полицейских протоколов - так что же... Социализм требует жертв.

Умора

Суд Нью-Йорка закрыл дело против Д.Стросс-Кана


Во вторник, 23 августа, Верховный суд штата Нью-Йорк закрыл дело против экс-главы МВФ Доминика Стросс-Кана, обвинявшегося в сексуальном насилии в отношении горничной нью-йоркского отеля, передает Reuters.





Процесс был закрыт после заявления обвинителей о том, что прокуратура не может поддерживать обвинение в связи с утратой доверия к истице из-за постоянных несостыковок в ее показаниях и лжи о своем прошлом.




(


http://top.rbc.ru/society/23/08/2011/611916.shtml)
Интересно, теперь ему опять можно в президенты?






Советская власть в Страсбурге

 Да, было и такое.

В результате победы в Первой Мировой Франция вернула себе провинции Эльзас и Лотарингия, захваченные Германией пятьюдесятью годами ранее. Однако в короткий период, когда кайзеррайх уже пал, а французские войска ещё не прибыли, эльзассцы успели зажечь.

Виновниками торжества стали 15 000 матросов, вернувшихся с охваченного революцией германского флота. На родине их встретила огромная манифестация, состоялся митинг и было провозглашено создание Совета рабочих и солдатских депутатов Страсбурга. Это было 10 ноября, а уже 11 ноября Совет провозгласил создание независимой Эльзасской Советской Республики (République soviétique alsacienne). Были приняты законы об отмене званий, чинов и привилегий, установлена свобода слова, печати, собраний и манифестаций, отменена перлюстрация и повышена заработная плата. 

Длился праздник недолго. Напуганный лидер местных социал-демократов потребовал от французов ускорить ввод войск, что и было сделано. Французские власти распустили Совет, отменили все его решения и аннексировали Эльзас и Лотарингию. Маленькая республика не могла сопротивляться сильнейшей армии Европы. Но память о том, что однажды Страсбург был советским - осталась.


Флаг ЭСР.

Исчо про камуфло

Американцы с канадцами спорят о первенстве в создании "цифрового камуфляжа", а французы всех их опередили ещё в 1916 году. Пиксель тогда был ещё не квадратный, но смысл тот же:



Вполне достойный паттерн даже без скидки на столетнюю давность. Но, увы, ручная работа (буквально: для раскраски ткани наняли сперва 1500, потом около 5000 женщин), поэтому широкого применения не нашел. А дать такому камуфлированном солдату ещё и автомат Рибейроля (по данным разных срачей либо первый, либо второй, либо третий в мире), и можно хоть сейчас в бой.

Национал-Капиталистическая Французская Рабочая Партия

Французские опросы доставляют:

Согласно опубликованным вчера опросам, проведенным институтом IFOP, лидер «Национального Фронта» Марин Ле Пен самый популярный среди французских рабочих кандидат на пост президента Франции.

Примерно за год до президентских выборов во Франции 36% рабочих готовы проголосовать за Марин Ле Пен, отмечает ZMAN.com.

В той же социальной категории за Доминика Стросс-Кана, фаворита общенациональных опросов (30%), проголосуют лишь 17% и за Николя Саркози – 15%.

Это, конечно, плюсик к позиции красконов и нацпатов. Дескать, отрвались французские левые от народа, увлеклись защитой цыганья и пидарасов, вот и ушел рабочий класс к Марине.

Только вот рецепт исправления ситуации у них - "самим стать как Марина". Французский Национальный Фронт и нашу КПРФ без очков не разберешь. Все та же трудовая этика, идущая от крестьянской общины, дружба с церковниками, традиции, патриотизм, семейные ценности, антиевропейская и антиамериканская истрическая риторика, поддержка малого бизнеса и патриотической национальной буржуазии, возвращение призывной армии и закупка стапятисот "Рафалей" и "Леклерков". Дай "национал-фронтовикам" портрет Сталина, и их мать родная не отличит от наших "коммунистов". Хотя без портрета рабочие кушают нацпатщину даже лучше, о 36% сторонников дяде Зю и мечтать не приходится.

Вывод прост. Социалист не должен быть вариацией беззубого правозащитника, но и клоном Марины не должен быть тем более. Только свой путь, только боливарианство!

Хруст французской булки как перспектива марксистов

Во Франции была забавная и в чем-то привлекательная система существования элиты, сформировавшаяся после ухода де Голля и вступившая в кризис с приходом Ширака. Я бы назвал её "диктатурой интеллектуата".

Разумеется, реально страной управляли и управляют те же самые круги, что и в прочих буржуазных государствах, но к этим кругам предъявлялся ряд требований, которым следовало соответствовать. Конечно, банкира или генерала никто не лишал положенной ему власти, но если при этом банкир или генерал хотел (был вынужден) попасть в телевизор или каким-либо другим образом оказаться в прицеле общественного внимания - требовалось соблюдать правила игры. Или уж не портить всем картину мира и держаться в глубокой-глубокой тени. А первое правило игры - ты должен в неё играть.

Негласный закон гласил: обществом правят интеллектуалы, и любой властитель душ, жизней или кошельков непременно должен входить в клуб интеллектуалов. Быдлу наверху не место ни в какой сфере. Стоит заметить, что интеллектуал не равен нашему интеллигенту. Он человек серьезный, сдержанный, ценит свои качества высоко и по кухням себя не растрачивает. Он, как правило, из приличной семьи - вовсе не обязательно богачей и аристократов (республиканцы все же, не англичане какие), но и "я начал жизнь в трущобах городских" не приветствуется. Он получил хорошее образование, поэтому может исполнять свои обязанности властителя достаточно грамотно. Не важно, будет это образование гуманитарным или техническим - трепаться о Гогене с Верленом придется и нужно уметь и "физикам" тоже.

Это важное требование. Рядовой француз должен видеть два непересекающихся мира. Первый мир - его семья, соседи, знакомые, коллеги, мелкие начальнички, клоуны в развлекательных передачах (а французский телеюмор находится строго на уровне "новых русских бабок"). Это все люди простые во всех смыслах. А второй мир - все, кто наделен хоть каким-либо влиянием и значением. Эти обитают на экранах и страницах, и люди они не простые.

Представитель элиты (будь он министр труда, модный философ или ещё кто) должен демонстрировать могучие познания в разных оторванных от жизни областях и постоянную мыслительную деятельность. Для этого он должен болтать. Болтать свободно, непринужденно, без малейших запинок и междометий, употребляя сложные обороты, делая красивые жесты руками, наполняя эфир собственной значимостью. Часами. "Цвет как символ в поэзии Артюра Рембо... Я тоже думаю, что генезис фашизма... Если вспомнить про малый антропный принцип"...

Тут надо помнить несколько важных моментов.

1)  Надо понимать, что говоришь и не делать фактических ошибок. Брякнешь, что "Братьев Карамазовых" написал Толстой, а дельфин это рыба - тут же собратья-знатоки тебе подгадят.

2) Не надо пытаться заинтересовать своей речью широкие народные массы или донести до них свои мысли в понятной форме. Перед тем, как массы переключат канал на "Такси n+1", у них должно сложиться впечатление, что месье говорит очень умные и правильные вещи, которые, увы, низшим кастам по своей врожденной дремучести никогда не понять.

3) Но даже низшие касты обладают чувствительной интуицией. Если будешь читать  по бумажке непонятную и неинтересную тебе самому абракадабру - это заметят и ты лишишься уважения. В теме нужно плавать как рыба.

4) Не надо, впрочем, и придавать излишне серьезное значение тому, что говоришь. Это как любимое хобби - относись с интересом, со страстью, но не путай с реальной жизнью. Сколько французских интеллектуалов вело беседы об "отказе от культуры" и "разрушении цивилизации", но лишь один наивный провинциал Салот Сар воспринял это всерьез как руководство к практическому действию, чем сразу выставил себя деревенщиной. 

Такая картина мира делает власть стабильной. Простолюдины не осмелятся взять власть,  это ведь придется такой же астролябией голову забивать - ни за что не получится, да и не хочется. А интеллектуалы не могут и не хотят миновать участие в игре.

В самой Франции эта система пришла в упадок. Подвела главная фигура. Помпиду, д'Эстен и Миттеран хорошо справлялись с ролью. В какой ещё стране один президент участвует в телеобсуждении творчества литературных классиков, а другой составляет тематический маршрут своей отпускной поездки "по гогеновским местам"? Это вам не Рейган и не Брежнев. Во Франции образ "своего парня" не только не способствовал восхождению к вершине власти, но и ставил в очень неловкое положение. Мочить в сортире? Точно сортир, не Сартр? Фу, кто сюда пустил этого ассенизатора...

Но в лице Ширака в святая святых прокрался пошлый солдафон, совершивший неповторимое святотатство: он заснул в опере. После этого система была обречена.

Но в будущем я зрю её возрождение на новом месте. Эстафету французских интеллектуалов подхватят российские марксисты! Они будут царствовать над нами мудро и многословно, не допуская, конечно, к управлению страной всякое быдло, неспособное оценить блестящий разбор малоизвестных мест из раннего Энгельса.          
 


глаз

Полицейское

По моим субъективным ощущениям, в Париже полицейских на улице больше, чем в Питере (в Москве не был, не знаю). И несравнимо больше, чем в Вене (где они встречаются раз в день).

На некоторых площадях в центре полицейские машины стоят в ряд по 5-10 штук. Очень часто встречаются большие микроавтобусы.

Сами полицейские внешне похожи на наших - не скромные блюстители законности, а какие-то оккупационные войска. Носят армейские ботинки, темно-синие балахоны и мягкие кепи. Только вместо скромных "Макаровых" внушительные пистолеты (PA MAS, кажется) в полуоткрытой кобуре. Впрочем, "флики" все же выглядят несколько солиднее российских коллег.

Обыски подозрительных лиц (ничего не скажу, мне эти лица тоже показались подозрительными, привет старине Ломброзо) могут производиться прямо на улице или в торговом комплексе, обыскивают очень тщательно, с выниманием стелек и т.д.

Кроме полиции и жандармерии, встречаются армейцы (обычно у всяких достопримечательностей). Это не наши военные патрули, которые следят за другими военными, а дополнение к полиции. Ходят тройками, в полевой форме, в бронежилетах и с автоматами. Смотрятся очень внушительно. Вроде бы их выпустили на улицу из-за повышения террористической угрозы (кто-то в Аль-Каеде чем-то в очередной раз пригрозил неверным), но мне сказали, что явление это частое.

Кстати, в полиции и армии много негров и женщин.

Никаких левонарезных лимузинов с мигалками, прущих по встречной нет и в помине. Если полицейская машина без спецокраски едет на вызов, кроме мигалки выставляется табличка "police" под лобовым стеклом. Кстати, французская сирена раз в пять громче российской и напоминает сигнал воздушной тревоги.